Храни меня, мой Пикачу. Покемоны как зеркало человеческого общества

0
109

Pokemon GO — это безусловная “перемога” над “зрадой” во всемирном масштабе, потому что, во-первых, борьба с гиподинамией, а во-вторых, раз уж приспичило человеку быть как все, лучше уж так

С тех пор как последние романтики перестали ходить в походы за запахом тайги, отвлечь людей от экспертного комментирования в соцсетях может только что-то исключительное. Лучше всего подходит какая-то красивая и неиспорченная смыслами идея. Например, борьба за всё хорошее. Или ловля покемонов.

Ближе других к разгадке природы “карманных монстров” когда-то подошёл писатель и художник Дмитрий Горчев. “Рецепт изготовления покемонов необычайно прост, — писал он. — Нужно пойти в “Детский мир”, купить там два-три десятка разнообразных зверушек, принести их домой, аккуратно оборвать всем лапы, головы и хвосты, сложить это всё в большой мешок и энергично встряхнуть. Затем из случайного набора частей собрать нужное число покемонов”. Сделав это открытие, Горчев удалился от мира в деревню Гостилово Псковской области, где и умер, не дожив шесть лет до триумфального возвращения “карманных монстров”, придуманных в середине 1990-х японским дизайнером Сатоси Тадзири по прозвищу Доктор Жук.

После выхода мобильного приложения Pokemon GO в июле 2016-го миллионы людей, уткнувшись в смартфоны, рыщут по городам, прочёсывают кладбища и заглядывают в музеи в поисках покемонов, которые благодаря технологиям дополненной реальности и навигации GPS из тесных виртуальных рамок вышли на широкий оперативный простор.

“Человечество, можно понять. События из новостной ленты всё чаще напоминают декорации и сюжеты игры, где единственными реально существующими персонажами кажутся покемоны”

Глубоко неправы те, кто считает ловлю покемонов несерьёзной затеей вроде заразного корейского танца Gangnam или соцсетевого флешмоба, кто быстрее разочаруется в Надежде Савченко после её возвращения из путинского плена. За пару недель с момента выхода приложения акции японской компании Nintendo выросли более чем вдвое, до $42,5 млрд, а для “прокачки” своих питомцев их обладатели ежедневно тратят около $1,8 млн. К тому же, как ни крути, а Pokemon GO — это безусловная “перемога” над “зрадой” во всемирном масштабе, потому что, во-первых, борьба с гиподинамией, а во-вторых, раз уж приспичило человеку быть как все, лучше уж так.

Если что и удивляет во всей этой истории, так это уровень эмпатии, с которым человечество готово бросаться в новые омуты коллективного бессознательного. Впрочем, его, человечество, можно понять. События из новостной ленты всё чаще напоминают декорации и сюжеты игры, где единственными реально существующими персонажами кажутся покемоны. Слишком много крови в этом реале, чтобы считать его правдой. Эскапизм форэвэ. Играй с нами, играй как мы, играй лучше нас, и будет нам счастье.

Кстати, девизом мира покемонов с середины 1990-х считается строка из песни: Gotta catch ‘em all! (“Собираюсь поймать их всех”). На другом полюсе, как и прежде, идея одного широко известного в узких кругах прокачанного философа-покемона: “Мир ловил меня, но не поймал”. Правда, до популярной игры с таким девизом за три века дело пока не дошло.